?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Катарские города

Как только мы покинули Ренн-ле-Шато, на нас упал туман. Он не покидал нас больше, как холод. Исключением был только Ластур, хотя ехали мы тоже в туман. Возможно, нам просто везло с горами.

В Альби собор очень оборонительного типа. Поскольку его начали строить в 1282, вполне можно понять, почему так. Сразу, когда на обычном месте портала наталкиваешься на глухую стену, даже не очень понятно, есть ли в него вообще вход.
Неподалеку от входа расположен витраж с Домиником. Чтобы не забывали, кто их друг.

В тумане экипаж промерз насквозь и дрогнул духом. Единогласно решили ехать обратно в Тулузу. Но поехали в Кастельнодари. В этом прекрасном городе мы нашли две закрытых церкви, двухэтажный псевдо-донжон и речной порт. Все, что нам оставалось, это подбадривать друг друга: “Этим воздухом дышал сам святой Доминик! Чувствуешь? Дыши и проникайся!”

Дама Тулуза уверенно спала весь Новый год. Водитель первое время вообще должен был думать, что Тулуза - стремный лабиринт темных улиц с односторонним движением. Но потом мы показали ему Сен-Этьен - шедевр окситанского зодчества, состоящий из двух соборов, сросшихся в один.

Сам Новый год выглядел так: тулузцы и гости города собрались на центральной площади Капитолия, дождались 12, вскрикнули и взорвали пару петард. Потом кто-то начал танцевать. Разошлись по домам.

В Тулузе массово разбросаны по улице живые елки. Будто у них традиция выкидывать их из окон. Костя подобрал одну на набережной Гаронны и нес полдороги до дома, аргументируя тем, что это его первая живая новогодняя елка в жизни.

Вопреки логике, в Фуа мы поехали не по авторуту, а решили срезать по дорожкам. Решение разумное по километражу, но мы ехали ночью, упал густейший туман, а дорожки оказались как на подбор проселочным серпантином, состоящим из “жоп” и “полужопий”. Очень в тему в плейлисте пришлась песня “Огни Самайна”.

Замок Фуа подсвечен фиолетовым, и в тумане похож на космический корабль, готовящийся к переходу в гиперпрыжок.

Мы были первыми посетителями замка. Очень уж боялись, что он ferme. Из экспозиции мы узнали о существовании св. Волусьена и о том, какая кровать была у Генриха Наваррского.

На стенах замка очень много процарапанных надписей того периода, что он был тюрьмой. Когда ты заточен в окне башни, не очень заботишься о сохранении культурного достояния.

Одно из окон башни запирается _снаружи_. Это смущает меня.

В очень милом ресторанчике увидели крайне характерного мужика, похожего на русского эмигранта первой волны. Ресторанчик явно был семейный, все знакомые между собой (кроме нас, хотя и к нам пришли отбившиеся по началу друзья), а он сидел совсем один. Каково же было наше удивление, когда оказалось, что он говорит по-русски. Будьте бдительны даже в Пиринеях!

Закрыли гештальт друзей 4-х летней давностм и заехали в Байонну, чтобы они увидели ее при свете, поужинали и поспали. Это нам не без труда удалось. А вот пообедать - нет. Как должно было произойти, рестораны закрылись на обед.

Отправить смс “Приехали в Биариц” в некоторым смысле бесценно. Правда, не так бесценно, как когда ты ехал в него автостопом, но не доехал. Полежали на океанском пляже. Съели багет.