?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Об игре в целом
«Третья эпоха» для тысячника была, несомненно, очень хорошей ролевой игрой.
Вся игротехническая часть, что Мордора, что Дол Гулдура, что данжа, была сделана отлично что с идейной, что с технической точки зрения.
Библиотека и сюжетика. В игровых библиотеках лежали отчеты и тексты с прошлых игр по Толкину: Второй Эпохи, Конца Света, Первой Эпохи, Последнего Союза, письма с ПВД. Это очень здорово.
А многие сюжеты в той или иной степени были продолжением историй тех игр и тех персонажей, причем делали так не только игроки, желающие что-то доиграть, но и мастерские сюжеты строились по той же схеме. Тоже очень радует.

Для тысячника, опять же, было довольно много ролевой игры. Людей удавалось заставлять в нее играть, и она даже иногда могла втиснуться в передвижения больших батальонов, не очень сильно от них отвлекая.
Хотя мое личное мнение таково: я не понимаю, почему на ролевой игре надо людей вообще заставлять в нее играть, а война больших батальонов – дело более важное, чем сюжеты и истории, неважно, эпические или нет. То, что на игре про большие батальоны были сюжеты – это отлично. Что на большой игре была война – это нормально. Но пропорции и баланс между ними соблюдены не были, и давали все преимущества большой войне перед ролевой игрой. При этом замысловатость сюжетов была по сложности на игру в сто человек с плотнейшим взаимодействием – а возможностей к ней куда меньше.
Ну и даже моя ностальгическая нежность к «Последнему союзу», бывшему на том же полигоне «Гарнизона-А» не перевешивает всех недостатков полигона: заезд на него сложен, выезд с него кошмарен, передвижение по нему мучительно. Болота и грязь. И размах полигона сводит шансы найти среди армий нужного человека, чтобы с ним заролеплеить, к минимуму.

Об Алой книге
“Алая книга” заявлялась как модель поддержки эпики для каждого персонажа, при этом в нее был встроен механизм падения. Движок похож на наши карточки духовности с “Мессии”, поэтому был мне интуитивно понятен: совершаешь триггерное действие, получаешь абилку, императив и новый триггер на следующую ступень. До второй ступени все ок, а с третьей начинается падение.
Вызывает вопросы в этой схеме только два пункта, один общий, а один личный.
Общий: после перехода на третью ступень не было возможности покаяния и возвращения назад из бездн падения. Вернее, откат был возможен только в противоположную сторону: если ты пал на том, что возгордился в чести и решил откатить, суть в том, что вектор твоего поведения меняется, и теперь ты хитрец на грани падения. А если ты спасаешься от падения по милосердию, то ты становишься корыстен. Это странно. Нет возможности раскаяния в том же русле, и раскаяния полного. Если бы это была игра типа “Салема”, вставал вопрос, что не так с онтологической структурой.
Личный: триггеры первых карточек были написаны так, что вскрывались в тот момент, как ты начинаешь играть в игру. Например, тебя что-то задело за живое, и ты либо промолчал, либо нет - одна из карточек вскрылась. Или ты кому-то помог - одна из карточек вскрылась. Где начинается падение, было отлично видно, но не вскрыть ни одной можно было, только забив или на правила, или на игру. Тем не менее, важным условием моего сюжета было то, чтобы карточки вскрыты не были. Не могу описать степень моего недоумения при этом известии.

О «Властелине колец» и личном сюжете
да что Кольцо, вон Сэм кастрюли
до Роковой Горы донес.
и тяжелей, и неприятней,
а славы вовсе никакой.

На Третьей Эпохе я больше всего поиграл в сюжет под названием «Властелин колец»: хождение по кругу, а в центре сияющее ничего. Это когда ты выходишь из точки А с информацией, ища ее продолжение. И сделав круг по всему Среднеземью, поговорив со многими людьми, узнав множество подробностей, ты возвращаешься в точку А, чтобы там узнать как откровение информацию, с которой ты выходил.
Мой сюжет был по фабуле очень похож на сюжет Руты и Ёвин, только труба пониже и дым пожиже. Поэтому проблемы у нас были сходные, а результат и печаль одинаковая.
Несмотря на все предположения моих друзей, что я что-то тайное, от тайного Арагорна до тайного назгула, я все же играл простого мальчика из Озерного Города. Единственное, что отличало меня от остальных и составляло смысл деятельности, это то, что назгулом был мой дядя, которому по завещанию деда надо было передать привет. Этой ценной информации я на начало игры, разумеется, не знал, но узнал очень быстро, а дальше как Шарик из Простоквашино бегал по Среднеземью, чтобы «фотографию отдать».
Надо признать, что сюжет «пропавший дядя/сестра/предок/Король» показал себя следующей ступенью развития по сравнению излюбленным нашей МГ сюжетом «мертвый брат», и более потенциальной. По крайней мере, люди в поисках пропавших родичей встречались мне очень часто. Некоторые даже находили.
Также надо признать, что факт того, что на тысячнике есть сюжет специально для тебя, и он придуман мастерами, не может не импонировать. Это практически точно гарантирует бурный ролеплей. Когда ты каждое утро просыпаешься в 9 утра, потому что надо же бежать играть – очень хороший показатель.
Кроме того, мир Толкина настолько для меня самоценен, что меня штырит от самого только факта сопричастности пребывания. А Среднеземье на этой игре было. И магия игры была. И сопричастность была.
В довершение всего, сюжет про родича, ушедшего служить Тьме – это мой сюжет с ПВД, о котором я так и не узнал на той игре, и очень потом сожалел, поэтому и завершение гештальта удалось.
В общем, все было обречено на успех. Но что-то пошло не так. А не так пошло то, что все оказалось ни зачем.
***
Дядя мой оказался не только назгулом, но заодно и чрезвычайно плодовитым в литературном отношении человеком, поэтому в квест поиска входили 38 страниц текста его дневников, разбросанных по всему Среднеземью, часть из которых дублировалась, а часть существовала лишь в одном экземпляре в тайной книжечке, в которой тайным гномским шифром было написано, что еще часть написана невидимыми чернилами. С этого и начинается наш личный «Властелин Колец».
***
Когда-то под Эсгаротом жил фермер, у которого было два сына, и старший был умный. Поэтому в 14 лет сбежал из дома, напрочь отказавшись выращивать турнепс, желая знаний об эльфах. «Неужели вы тот самый Гэндальф, по чьей милости столько тихих юношей и девушек пропали невесть куда, отправившись на поиски приключений? Любых - от лазанья по деревьям до визитов к эльфам». Обычная история. Отец ничуть не сожалел о сыне, но незадолго до смерти купил на базаре рыбу, завернутую в дневник его сына, раскаялся в жестокосердии и взял со своего внука слово найти пропавшего сына и передать его отцовскую просьбу о прощении. На том и почил.
Меня звали Уолтер Ланмарт, моего пропавшего дядю звали Альберт, и одним темным вечером я обнаружил себя в гостевом доме Эсгарота с обрывком дневника и двумя гондорцами-близнецами Каирдилом и Гаэрдилом (Алви и Доменика), которые явились из самого Минас Тирита извиняться перед Альбертом, поскольку их дядя когда-то его обидел, выгнал, а потом внезапно зачах. И мы объединились в усилиях.
***
Никого из знакомых Альберта в Эсгароте до наших дней не дожило. Тем не менее, за вечер и утро мы наладили контакты с эльфами Мирквуда, встретили девушку, проспавшую 80 лет, которой Альберт когда-то отдал последний плащ и, сделав круг по зачарованным королевствам, восстановили его эльфийский путь. Надо заметить, его везде помнили, но отовсюду выгоняли, обосновав тем, что он недостаточно духовен и его желание принести в мир справедливость и милосердие является крайне порочным. Я очень сочувствовал дяде и злился на эльфов.
В Имладрисе мы приняли владыку Элронда за привратника, а он меня за гондорца. Так я понял, что роль младшего человека безбожно сливаю.
В Лориэне один из эльфов сообщил то, чему никто не был рад, а именно, что слышал накануне, будто человек по имени Альберт Ланмарт – пленник в Дол Гулдуре. Никаких других наводок на его актуальное местоположение не было. Идти вызволять дядю из темных подземелий – план, конечно, заманчивый, но я не был морально готов к такому стремительному разворачиванию сюжета Берена и Лютиен, да еще с позиции Лютиен. В конце концов, у нас с дядей другие отношения, а еще мы ни разу не виделись. Поэтому мы пошли искать Гэндальфа.
***
Гэндальф нашелся около Мирквуда, организующим атаку светлых сил на сию темную твердыню. Выслушав меня, он ответил следующее : «Ну щас по-быстрому штурманем Дол Гулдур, вот и посмотришь потом», и умчался. Дружественные эльфы выслушали меня более внимательно и с сочувствием сообщили, что никаких пленников в Дол Гулдуре нет и давно не было. Поэтому если Альберт там, вывод напрашивается неутешительный. Да еще вдобавок Гилдор Инглорион, к которому я обратился по наитию, подтвердил, что выгнал Альберта из Имладриса потому, что тот хотел счастья для всех по своим планам, что походило на Саурона. Я возрыдал на плече у Эмбер (Руты): «Мой дядя назгул!» - а она утешала меня, не зная еще, что у нее та же проблема. Было три часа дня четверга.
***
Многие потом пытались уверить меня, что дядя не назгул, а просто Умертвие. Но я не верил. В нашей семье могут быть только полноценные, качественные назгулы.
***
Идти в Дол Гулдур перед победоносной армией Света, который то собирались штурмовать, то переносили, совершенно не тянуло, и мы решили попрокрастинировать, шляясь по всем доступным архивам – в надежде, что игра в Лютиэн отменится, или мы узнаем что-нибудь существенно новое и важное. И так: в архиве Эсгарота мы нашли продолжение дневника, из которого узнали, что Альберт отправился ... – та-дам! – в Мирквуд! И мы пошли в Минас Тирит, где узнали - та-дам! - что он разговаривал с дядей гондорцев-близнецов, и его выгнали из Минас Тирита, потому что он младший человек и не способен к познанию гондорской мудрости. Напомню, что с этой точки мы начали накануне. Дальнейшие планы Альберта не сообщались. Дол Гулдур близился. И пока мы ждали приближения гондорской армии на границе Мирквуда, нам отдали кусок дневника, сообщавший, что Альберт пошел в Лориэн. Мы взвыли.
***
В процессе хождения по кругу мы познакомились с королевой Дэйла, которая отнеслась к нам с пониманием и сочувствием и обещала помочь. Но был нюанс. Дэйл был весьма закрытой структурой, с тайной канцелярией и сильной властью, которая была не расположена посвящать никого в свои дела. Поэтому рассказывать что-то конкретное нам отказались, сославшись на то, что это внутренние дела королевства. Но запомнили.
***
Победоносная армия Гондора победоносно взяла Дол Гулдур. Можно было проникнуть в подземелья и попытаться поискать Альберта, никого не отвлекая от важных дел типа войны. Меня и Эрин (девушку-в-плаще Альберта) выкинули призраки, а гондорцы-близнецы остались внутри.
Нас немедленно подобрали, вылечили и взяли в плен вастаки, которым было скучно и хотелось движухи. Спастись из плена удалось хитрым способом: я упорно отказывался как от варианта быть убитым, так и идти спать в лагерь, чтобы утром играть в рабство - а настаивал на немедленном ролеплее. Через час такой жестокости вастаки решили, что проще отпустить.
***
Тем временем в Дол Гулдуре: близнецы встретили назгула (не нашего), который предлагал им знание в обмен на жизнь. Парни закончили школу, поэтому не соглашались. Несколько показательных цитат:
- Что вы готовы заплатить за знание?
- Это информация.
- Но что вы готовы за нее дать?
- Ммм… денег?

- Ты говоришь, что природа блага. Но подумай, например, о самке богомола. Это природа, но она отвратительна.
- Но кошки же так не делают!

В итоге назгул сам убил одного из гондорцев, отдав второму очередную часть дневника. История из Берена и Лютиэн превратилась в Финрода.
Прочитав текст, мы узнали, что Альберт ушел - в Дол Гулдур!
***
На наше счастье, когда оставшийся в одиночестве Каирдил и спасшиеся от вастаков мы с Эрин столкнулись перед воротами Дэйла, из темноты вышел назгул. Вся толпа по непонятным причинам устремилась не в находящийся в 20 метрах Эсгарот, а 200 метров до Дэйла. И там, наконец, мы вышли из большого Кольца поисков в следующее.
Услышав историю наших поисков и тот факт, что душка Альберт для простоты еще и сменил в конце концов имя на Герберт, королева побледнела, убежала и вернулась с начальником их тайной канцелярии, Силаной. Выяснились чарующие подробности. Альберт-Герберт основал эту тайную канцелярию (с пытками, допросом, шпионажем и всем, как мы любим), вербовал агентов по всем землям, строил государственную машину, подстроил собственную смерть, а теперь, только что, явился во всей красе под стены Дэйла с орками и требовал его пустить. И Силана, до тех пор его верная ученица, пребывала в некотором замешательстве. И все это мы могли узнать еще днем, если бы не “внутренние дела Дэйла”.
***
Жестокость Альберта-Герберта и замашки старого контрразведчика обрекли нас на очередную охоту за его текстами. Но, если первую часть записок он просто разбросал по всему Средниземью, и их надо было найти, то вторую часть, в единственном экземпляре, он зашифровал, и ее надо было поймать, потому что она была у кого-то.
***
Пока вастаки все утро штурмовали Эсгарот, Дэйл и Эребор мы были крайне неуместны со своими поисками на фоне большой войны. За это время книжка исчезла, и никто не хотел сказать нам правду, где она. Все скрывали и пытались только получить информацию, но не делиться. Проклятая государственная машина.
***
Узнав, что книжка, по слухам, у Гэндальфа, а он, по слухам, в Пеларгире, мы отправились на другой конец Среднеземья. По дороге помогли нести забытые победоносным (вернее, в этот раз наоборот) войском Гондора штурмовые лестницы. Основали вместе с Эмбер клуб “Мой родич - назгул”, вступительный взнос - родственник. Потеряли Эрин. Подобрали сестру (Вар) и очередного старого друга Каирдила. Спасались от умертвий. И через много часов и километров узнали от случайного гондорского воина, что Гэндальф погиб у него на глазах за 20 минут до того.
***
В процессе я целых 5 минут был Хранителем назгулского Кольца Ангмарца.
***
В полном отчаянии и слабой эстель мы вернулись в Дэйл к Силане, вдруг книжка вернулась туда, откуда начала движение, и все уже готово. Эстель оправдалась, но не вполне. Без нас ничего не произошло, Силана все еще шла к капитану стражи Эсгарота эту книжку читать - все потому, что не был найден тайный фонарик для тайных чернил. И вот все соединилось, но. Нам было нельзя читать вместе, ибо опасно, государственная тайна, вы понимаете. Я толкнул прочувственную речь про Берена, Лутиэн и то, что логика не всегда приводит к таким великим делам, как сердце, в результате чего Силана признала, что мне легче дать, чем объяснить, почему нет.
Все оказалось напрасно. Мужик с книжкой ушел в неизвестном направлении за пару минут до того. В этот момент в отчаяние впали не только мы, но и немного мастера.
***
Вечер я посвятил тому, что рассказывал эпическим слогом историю Альберта следопытам Арнора. Воистину, нашими усилиями дядя прославился на все Срединные Земли и получил заслуженное признание.
***
Внезапно я понял, что разговор с арнорцами ничего уже не даст, и мне прям срочно надо в Дэйл. Почему-то. И вот на узкой тропинке под воротами Дэйла мы столкнулись лоб в лоб, как два одиночества. Герберт в очередной раз приходил требовать от Дэйла покорности, они не соглашались, а я совершенно случайно мимо проходил.
Мы обсудили деда, и Альберт справедливо заметил, что извинение несколько подзапоздало. Я рассказал о зеркальности наших блужданий и наших путей. Альберт сообщил, что в Дэйле должна быть заложена будущая человеческая Империя, в основе который будет делать слово “гордость”. Я ответил, что здесь действительно оплот королевства людей, но в основе его из всего, что я видел, будет лежать слово “милосердие”. Я спросил, можно ли ему кто помочь, он ответил, что выбрал своё служение добровольно, и желает мне того же. Мы пожелали друг другу доброй ночи и разошлись.
***
Поиск был завершён, будущее туманно и бесцельно. Мы решили пожарить шашлык. Но каждый раз, когда угли разгорались, и кто-нибудь брался за шампур, в ворота Эсгарота начинали стучать (а стража все еще пропадала вместе с книжкой Герберта). Один раз ворвался паук и неведомая тварь. Один раз залетела летучая тварь, которую удалось отогнать возгласом: “А Элберет Гилтониэль!” И в самом конце вернулись стражники.
Капитан разговаривал со мной с кинжалом в руках, утверждал, что книжку у него похитили ещё два дня назад в Рохане, и что текст он читал, но не помнит - врал, как дышал, хотя мы с ним были отлично знакомы. Это удивило.
***
Наутро мы проснулись с жаждой деятельности. А поскольку деятельности предполагалось больше, чем нас мы поделились: сестра гондорцев Нартанвэн (Вар) и присоединившийся агент тайной канцелярии Дэйла, он же мальчик-с-тем-самым-тайным-фонариком (Доменика) отправились в лес Фангорн за энтской водой, чтобы полить ей дуб в Дэйле и доломать окончательно колдовство и Машину Альберта-Герберта. А мы с Каэрдилом продолжили отчаянные поиски. Продолжили мы их несмотря на скепсис всех, и даже мастеров, утверждавших, что игра скоро закончится, и мы уже ничего не успеем.
Эсгарот-Дэйл-Имладрис-Дэйл-Эсгарот-Дэйл-Имладрис, несколько мотивационных речей, и чудо свершилось: мы собрали в одной точке книжку (извлеченную из Глорфинделя), Силану, фонарик и нас. Больше всего меня в цепочке поразили эсгаротские стражники, поутру задавшие вопрос: “Так это ты что ли Уолтер?! Беги в Имладрис, мы отдали книжку Глорфинделю!” За три предыдущих дня они не заметили, что я Уолтер.
***
Дорога, грязь, ворота Имладриса. Четыре человека под плащами. Вокруг проходят войска в Минас Тирит на последнюю битву. Мы читаем. И из тайного текста, написанного невидимыми чернилами мы узнаем: Герберт устроил все неприятности Дэйла и Эсгарота, организовал Машину во славу Саурона, а еще он, оказывается - назгул! Все.
А, да, Альберт ещё написал, что родственники ему могут быть опасны, потому что знают его имя. Но сам же его написал на соседней странице.
***
В Минас Тирите клуб родственников назгулов сверил и перепроверил еще раз всю информацию, поговорил со всем мудрыми, порулился.
Оказалось, что среди 38 страниц текстов не было той единственной страницы, на который написано, как убить Альберта.
Оказалось, что убить его может тот, у кого не открытая Алая Книга (то есть тот, кто либо забил на правила, либо не играл в игру, потому что первая карточка вскрылась автоматически. Это все равно, что назгула Руты и Ёвин мог бы убить гном. Спасибо краткой рулежке, немного сторговавшей условие на две открытых карточки).
И вот, когда войска Мордора показались за деревьями, и мы с Ёвин залезли на башню, высматривать наших назгулов - орки ломанулись в ворота и штурм начался столь быстро, что я даже спрыгнуть со стены не успел.
Дальше были сомкнутые щиты, прыжки веры, и бой. Я даже видел Альберта за стенами, но нас разделяли все полчища Мордора и бойница.
5 минут до штурма сделали бы осмысленными все круги трех дней. Но их не было.

***
Слил роль младшего человека. Меня хватило только на первые полдня, потом начали принимать за гондорца.
***
Отлично работала схема “Меньше думай - больше нюхай”: в сложной ситуации надо поступать не по логике, а по интуиции. Например, заговорить с незнакомым эльфом, именно этим. Или пройти срочно искать следопытов. Или прервать разговор, потому что срочно, прямо сейчас надо в Дэйл. Это всегда было оправданно и сильно помогало игре - магия.
***
Схема “все всем рассказывай” также спасала. Равно как и “не соглашайся с отказом”.
***
Вроде бы и Машину сломали, и Дэйлу попроповедовали, но я так и не понял, не зачем мне этот сюжет, а зачем был нужен я в этом сюжете.

Tags:

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
donnanna
14th Jul, 2017 17:49 (UTC)
обожаю твои отчеты )
tannku
17th Jul, 2017 10:27 (UTC)
Мне кажется, что тебе демонстрировали дружественность. Будь благодарен.
buhrun
17th Jul, 2017 10:33 (UTC)
Герберт - Уолтеру:
Невероятно важным в понимании моих моиивов является прояснение моей позиции:
Я не хотел склонять Дейл к Тьме
Мне не нужны были рабы - только союзники и партнеры
Я беспрестанно занимался актуализацией выбора - искреннего и человеческого, как, скажем, и было в Дейле
Машина (а мне вообще понравилось играть вокруг этого образа и сути) стала моделью Империи людей, которую мы строили (часто говоря о ней для вида)
И поэтому мне правда был важен выбор, в том числе, твой
Поэтому я измерил бы тебя финальным поединком:
Если бы победил ты, я посмотрел бы на твое Милосердие к павшему
Выиграй я, я протянул бы тебе руку и подарил свое Милосердие, не добив и отпустив
Считай, твой вирус оказался сильней моего;))
xing_aka_kelos
18th Jul, 2017 07:06 (UTC)
"упорно отказывался как от варианта быть убитым, так и идти спать в лагерь, чтобы утром играть в рабство - а настаивал на немедленном ролеплее. Через час такой жестокости вастаки решили, что проще отпустить" - О, сила эльфийского слова! О, наши навыки, отточенные до совершенства, но применимые только на тысячниках!
( 4 comments — Leave a comment )